Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Игорь Ефимов. Грядущий Аттила.

(Прошлое, настоящее и будущее международного терроризма)
Большая и одновременно интересная книга, попытка на разнообразном историческом материале рассуждать о феноменах терроризма, жестокости по отношению к "ненашим" и др.

Приведу немного цитат.
"...ислам учит правоверного мусульманина, что всё на свете происходит по воле Аллаха, что Он карает неверующих в него и награждает правоверных и праведных. Как же может саудовец объяснить себе неслыханное богатство и военную мощь неверных? И особенно - процветание и грозную боевую силу этих "свиней и мартышек" - израильтян? Неужели Аллах тем самым показывает свою милость к ним, своё предпочтение? От этого явного противоречия у саудовского бетинца должна раскалываться голова, разрываться сердце. Здесь гибнет самое для него дорогое - гордое сознание своей избранности и правоты. Жизнь теряет смысл, если ты утратил бесценную связь со своим Богом. "За что Он прогневался на нас? За грехи, за слабость? Тогда я смертью своей готов искупить свою греховность!"
Так и пополняется - и растёт - и будет расти - армия самоубийц."

"Напомним себе, что и христианство в течение первых 15 веков своего существования не было ни веротерпимым, ни аполитичным. Евреи, мориски, еретики, язычники преследовались, изгонялись, сжигались последовательно и неутомимо. Римские папы претендовали на власть над королями и герцогами, грозили им отлучением, устраивали крестовые походы, а порой и сами вели в бой войска Ватикана и союзников. Джироламо Савонарола, воцарившись во Флоренции (1494-98), требовал от флорентийцев того же, чего требовали аятолла Хомейни в Иране или мулла Мухаммед Омар в Афганистане: уничтожать произведения изобразительного искусства, наказывать за танцы и музыку, запрещать финансовую деятельность, отращивать бороду. Понадобилось столетие религиозных войн, чтобы идея веротерпимости зародилась в умах людей и обрела силу в протестантских государствах. История мусульманства насчитывает лишь 14 веков."

"Берия, Ежов, Каганович, Хрущёв, Громыко, Брежнев, Андропов, Черненко принадлежали к поколению людей - в большинстве своём крестьян-земледельцев, - чья жизнь была сломана - расколота - перевёрнута с ног на голову - ворвавшейся индустриальной, а затем и социально-политической революцией. Их ненависть к переменам и к носителям этих перемен - инженерам, учёным, геологам, агрономам, журналистам и интеллектуалам всех мастей - была глубокой, подлинной, составляла стержень их единодушия во всех агрессивных порывах и начинаниях. Именно опираясь на эту ненависть, Сталин смог провести в стране Большой террор 1937-1938 годов. Провозглашая курс на индустриализацию, партия большевиков при этом уничтожала слой за слоем профессионалов и специалистов, которые должны были эту индустриализацию осуществить. Иррациональность этого преступления до сих пор ставит в тупик историков - и она останется необъяснённой, до тех пор пока рациональный ум не согласится включать человеческие страсти в круг сил, движущих историческими процессами."


















"Кто за Германию, тот и за коммунизм"

Интересный исторический документ. Дневник Пришвина, запись где-то 1940 г. Очень любопытное свидетельство о тогдашних умонастроениях советских людей.

"В семье Удинцевых за Германию стоит единственно Дима -- советский мальчик.

Collapse )


Или:


Немцы подошли  к Сене. Р.  В-чу неприятно, и  Л. то-же  перешла на  его
сторону. 

Collapse )


Мне тут удивительно совсем не отношение к гитлеровской Германии (здесь-то как раз подтверждаются мои представления), а наличие в СССР-1940 таких открытых "несоветских элементов", что-то еще смеющих говорить.

Бердяев об итогах русской идеи соборности

Той самой, которой мы  по инерции всё кроем как козырной картой католический папизм, протестантский индивидуализм и прочие  буржуазные влияния, отвлекающие пролетариат от классовой борьбы   чуждые русской православной душе западные соблазны.

 У нас совсем не было индивидуализма, характерного для европейской истории и европейского гуманизма, хотя для нас же характерна острая постановка проблемы столкновения личности с мировой гармонией (Белинский, Достоевский). Но коллективизм есть в русском народничестве, левом и правом, в русских религиозных и социальных течениях, в типе русского христианства. Хомяков и славянофилы, Вл. Соловьев, Достоевский, народные социалисты, религиозно-общественные течения начала XX века, Н. Федоров, В. Розанов, В. Иванов, А. Белый, П. Флоренский – все против индивидуалистической культуры, все ищут культуры коллективной, органической, "соборной", хотя и по-разному понимаемой. И осуществилось лишь обратное подобие этой "соборности" в русском коммунизме, который уничтожил всякую свободу творчества и создал культуру социального заказа, подчинив всю жизнь организованному извне механическому коллективу. И сейчас русские культурные люди могут лишь мечтать о свободе творчества, об индивидуальной независимости и достоинстве. Такова русская судьба, такова двойственность России.  

Н.А.Бердяев. Самопознание (опыт философской автобиографии). - М.: Международные отношения, 1990. С.142-143.