dmatveev (dmatveev) wrote,
dmatveev
dmatveev

Category:

Догмат ли единобожие? И что оно вообще по сути? (1)

О. Филипп Парфенов pretre_philippeв возникшей в Фейсбуке дискуссии о догматизме ставит вопросы следующей сути. 
Постулат о едином Боге – разве не догмат? То, что Бог един  - ведь тоже  непроверяемо, и не следует ли из этого, что при недогматическом (=критическом  подходе)  допустимо и многобожие ? Или без догматики совсем не обойтись?
Это серьезные постановки вопросов, и отвечать следует с подобающей серьезностью.
Я вижу здесь два аспекта, которые необходимо прояснить.
Аспект первый: данный вопрос вовлекает три  понятия, выражаемые однокоренными словами, вращающиеся вокруг чего-то одного, пересекающихся, но не совпадающих. Это «догмат», «догматика» и «догматизм». Но без договоренности об их значении дальнейшая  дискуссия на тему мышления в христианстве кажется мне затруднительной.
Аспект второй: что есть единобожие по смыслу? Чем вообще применительно к божественной реальности «единица» лучше, чем цифры больше нее? И цифра ли она вообще?
О первои аспекте - так сказать, некие терминологические пролегомены ко второму. Мне кажется обоснованным и укорененным в традиционном словоупотреблении следующее понимание трех указанных однокоренных слов, каковое понимание я и предлагаю ниже.
1. Догмат (в именительном падеже греческого «догма»). В богословской сфере мне не кажется разумным называть так любой метафизический постулат, претендующий на обязательное признание. Лучше называть так не любой, а обсужденный и принятый в качестве незыблемого в дальнейшем. В христианской церкви это сделано все это посредством известных исторических  церковных процедур и институтов, легитимированных ради этой цели: соборов.
Наиболее глобальные, общецерковные примеры – никейская тринитарная формула (Символ веры) и Халкидонский орос.  Более локальные – «паламитский догмат», принятый Константиопольским собором, известные католические догматы.  
Конечно, в христианстве существуют и другие постулаты, традиционно претендующие на статус незыблемых истин:  то же единобожие, сотворенность мира, девственное рождения Иисуса Христа, эсхатологическое воскресение мертвых и т. д. – само бытие Бога, наконец. Часть из них даже вошли в формулировку Символа веры. Но сами они не подвергались сомнению,  а уже сами собой, спонтанно, без крупных споров  вошли в традицию вместе с книгами Библии.
Почему представляется важным отличать явно и специально формулируемые догматы от прочих незыблемых постулатов (как их называть – тоже хороший вопрос)? Потому что это подчеркивает некое новое по состояние, даже новая парадигма религиозного мышления, которое мы видим в становящемся христианстве: вербальный аспект веры требуется рационально прояснять, спонтанного наследования достаточно уже не во всех случаях.   Это можно назвать догматической парадигмой, а предыдущую (и, что важно, не отмененную последующей) – как-то по-иному (я, кстати, назвал бы ее мифологической).

2. Догматизм. Это термин, применяемый Кантом и после Канта для общего случая, когда настаивается на истинности постулата, не укорененного в эмпирических данных, т. е.  принципиально непроверяемого и неопровергаемого. По Канту, в этой области нет знания, возможно только мышление, поэтому навязывать здесь что-либо –   произвол и антиразумность.
Конечно, догматизм возможен не только в отношении догматов и даже не только в отношении «постулатов веры» в общем.

3. Догматика.  Если посмотреть на традиционное употребление этого слова, то это практически синоним богословия или, точнее, позитивного изложения и раскрытия его базовых тем (в отличие, скажем, от «основного богословия» = апологетики, имеющей целью защиту от нападок извне). Догматика в этом смысле, как правило, не  ограничивается догматами в понимании, данном выше. Например, не догматизировано понятие «искупление», его понимания есть различные, однако их раскрытие тоже может присутствовать в учебниках и лекционных курсах догматики.  Здесь исходное слово «догма» имеет скорее значение «учение», «доктрина» чем «незыблемый постулат».
Такое понимание слова «догматика» позволило русскому лютеранскому богослову Антону Тихомирову говорить о «догматике без догматизма» и озаглавить так свою книгу. Таким образом, выражается надежда на то, что христианская богословская система может быть изложена на основах недогматического в кантовском смысле мышления, без «закрытых» тем, в которых еще есть над чем думать.
Иных тем в богословии и трудно представить. Таким образом, ответ на последний вопрос о. Филиппа следующий: без догматики не обойтись, а вот без догматизма - в наше время желательно.
Открытой темой является и понимание единобожия и библейского единого Бога Яхве. Но об этом в следующий раз.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments