dmatveev (dmatveev) wrote,
dmatveev
dmatveev

  • Mood:
В голове не укладывается - при всем, что было известно о его болезни и борьбе с ней.
Именно Григорий Борисович больше всего вдохновлял меня последние лет 12.
Когда пришло время выбирать тему защиты бакалаврской в СФИ, никаких колебаний в выборе руководителя не было: Гутнер. Магистерская тоже под его руководством и в том же ключе.
В моей жизни есть несколько человек, повливяших на меня в такой степени, что я могу назвать их своими учителями. Григорий Борисович - не первый, но, несомненно, главный из них в мой церковный период.
По крайней мере, какое-то время он жил темой истины как универсальности и общезначимости, сегодня ей живу я. Заразил. По-хорошему.
Я рад, что хоть небольшое дело у нас с ним было общее: 10 лет домашних философских семинаров, которые он направлял идейно, а я, в силу своего природной способности шлёпать на автомате привычное дело - организационно. Вот только его болезнь выбила меня из этой колеи. Последний семинар с его участием был где-то в январе 2016 г.
Смерть, какая же ты поганая штука. Последний и первый враг.
Образ восприятия реальности человеком верующим и одновременно не отказывающимся в полной мере мыслить - это для меня некие весы, на обе чаши которых падают события. То, что произошло - из тех событий (как и любая смерть), которые упали на чашу весов с надписью "Бога нет").
А его жизнь, общение с ним - наоборот, то, что падает на чашу "Бог есть". Григорий Борисович был для меня именно примером верующего (т. е. именно того, кто выбирает жить одной из этих чаш и не приемлет всеобессмысливающего всевластия смерти) и одновременно не снимающего в церкви "вместе со шляпой и голову". В столь полной мере это редко бывает. Обычно человек вольно или невольно (как это печально, когда вольно) отключает в себе "критику", входя в область богословия. В нем этого совсем не было. Мне врезалось в память его честное признание в том, что ему, философу, трудно понять теологов, которое неизменно, начиная с какого-то момента, переходят от обоснования к чистой декларативности. Я тогда подумал: ведь и для меня - так и есть.
Но подражать ему - нет, плохое слово: лучше "ориентироваться на него" - хотелось не только в мысли, но и в стиле общения, в самом посыле, который шел от него другим. Он много думал и, соответственно, много знал, но обладал скромностью большого человека. Я видел ее не только в нем, но, в силу обстоятельств, больше всего соприкасался с ней именно в его лице.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments